No Image

Жена льва николаевича толстого софья андреевна

СОДЕРЖАНИЕ
1 просмотров
11 декабря 2019

В истории русской культуры едва ли найдётся женщина, сыгравшая в ней весьма заметную роль, но оставившая после себя столь противоречивые мнения, как Софья Толстая ─ жена Льва Толстого, великого писателя, творчество которого стало своеобразной эпохой в отечественной литературе. Попытаемся же разобраться в том, как прожила она свою жизнь, и составить о ней собственное непредвзятое мнение.

Родственные связи Софьи Андреевны

Жена великого русского писателя Льва Николаевича Толстого Софья Андреевна была дочерью действительного статского советника Андрея Евстафьевича Берса, выходца из осевшего в Москве немецкого дворянского рода и Любови Александровны Иславиной, происходившей из купеческой семьи. Такой брак считался явным мезальянсом (неравным) и мог свидетельствовать или о горячей любви жениха, или о его материальных затруднениях.

Родилась Софья Андреевна Берс 22 августа 1844 года на подмосковной даче, которую каждое лето снимали родители. Весьма примечательны её родственные связи. Известно, что по отцу она являлась правнучкой Петра Васильевича Завадовского ─ одного из бесчисленных фаворитов Екатерины II и являвшегося первым в России министром просвещения. В отдалённом родстве состояла она и с классиком русской словесности Иваном Сергеевичем Тургеневым, но тут история особая.

Дело в том, что её отец некоторое время служил домашним врачом у матери писателя ─ богатой московской барыни Варвары Петровны Тургеневой, и столь усердно радел о её плоти, что та оказалась в «интересном положении» и родила от него дочь, названную, как и мать, Варварой.

Эта девочка стала родственным звеном между Софьей Андреевной (поскольку у них был общий отец) и писателем И. С. Тургеневым, так как являлась его единоутробной сестрой. Кроме того, в законном браке Андрей Евстафьевич стал отцом ещё двух дочерей и пяти сыновей. Так что братьев и сестёр у Софьи Берс было предостаточно.

Молодые годы Софьи Берс

В соответствии с традицией, принятой в дворянских семьях, образование молодая девица получила дома, для чего родителями были наняты первоклассные преподаватели. Об уровне знаний, полученных ею, свидетельствует тот факт, что в 1861 году, то есть едва достигнув 17-летнего возраста, она успешно сдала экзамены в Московском университете и получила диплом домашней учительницы.

Председателем экзаменационной комиссии, профессором Н. С. Тихонравовым, было особо отмечено представленное ей сочинение на заданную тему. Оно называлось «Музыка». Есть немало свидетельств того, что Софья Андреевна Берс от рождения имела литературный дар и ещё в раннем возрасте начала писать рассказы. Однако в полной мере её талант раскрылся при написании личных дневников, признанных настоящими произведениями мемуарного жанра.

Варианты предстоящей женитьбы

Разница в возрасте Софьи Берс и Льва Николаевича составляла 16 лет, и он, будучи уже взрослым человеком, знал её ребёнком, но, вернувшись в Москву после путешествия по Западной Европе, которое граф предпринял по окончании Крымской войны, встретил уже вполне сформировавшуюся и весьма привлекательную девушку.

В этот же период вновь произошло сближение обеих семей, ранее тесно общавшихся между собой, но затем разлучённых обстоятельствами. Берсы рассматривали Льва Николаевича как вполне подходящего жениха, но прочили его в мужья своей старшей дочери Елизавете, причём известно, что и сам граф вполне серьёзно рассматривал такой вариант. Однако судьба распорядилась иначе.

Событием, определившим всю последующую жизнь, стала встреча Софьи Берс с её будущим мужем в августе 1862 года, когда по пути в Ивицы (имение деда Александра Михайловича Исленьева) она вместе со всей семьёй останавливалась в Ясной Поляне ─ усадьбе, принадлежавшей роду Толстых и находившейся в 14 километрах от Тулы. Поскольку в дальнейшей судьбе Софьи Андреевны это родовое гнездо сыграло немаловажную роль, остановимся несколько подробнее на его истории.

Имение, вошедшее в историю русской культуры

Основана усадьба была ещё XVII веке, и первыми её владельцами были бояре Карцевы. От них усадьба перешла к Волконским, а затем её хозяевами стали Толстые — представители древнейшего и весьма разветвлённого дворянского рода, бравшего своё начало, как они утверждали, от некоего Индриса,судя по всему, вымышленного выходца из Священной Римской империи, обосновавшегося на Руси в XIV веке.

Эта усадьба стала неотъемлемой частью русской культуры, поскольку именно в ней 28 августа (9 сентября) 1828 года родился Лев Николаевич Толстой. Здесь же он написал свои главные произведения и был похоронен после кончины, последовавшей в 1910 году. Что касается её архитектурного облика, то им усадьба обязана деду писателя Н. С. Волконскому, осуществившему в ней капитальную реконструкцию.

Предсвадебные откровения жениха

Известно, кстати, что перед тем как связать свою жизнь со своей будущей супругой, Толстой дал ей прочитать собственный дневник, содержащий подробное описание его прежней холостяцкой жизни. Этот поступок он мотивировал желанием быть до конца честным и откровенным со своей избранницей.

Трудно сказать, поднял ли его в глазах невесты этот рыцарский поступок. Из прочитанного Софья узнала не только о страсти жениха к азартным играм, которым он предавался при каждом удобном случае, но и о его многочисленных любовных похождениях, среди которых была связь с крестьянской девушкой, ждавшей от него ребёнка.

Воспитанная в сугубо пуританском духе, Софья Андреевна была крайне шокирована подобными откровениями, но смогла возобладать над собой и не подать вида. Однако в течение всей последующей супружеской жизни воспоминания о прочитанном накладывали отпечаток на её отношение к мужу.

Свадьба и ожидание будущего счастья

Посетив Ясную Поляну в августе 1862 года, Софья Андреевна менее чем через месяц получила от её владельца, 34-летнего графа Льва Николаевича Толстого, предложение руки и сердца. Чтобы сделать его, он отправился вслед за ней в Ивицу, где по случаю их помолвки был устроен бал, а ещё через неделю граф повёл свою счастливую невесту под венец. Из позднейших записей известно, что, кроме внешнего обаяния, Софья покорила его своей непосредственностью, сочетавшейся с простотой и ясностью суждений.

Столь малый срок между помолвкой и свадьбой (всего неделя) объяснялся нетерпением графа, которому казалось, что он, наконец, нашёл тот идеал женщины, которым давно грезил. Важно отметить и такую деталь, что в его восприятии юной невесты немаловажную роль играл образ умершей матери, которую он потерял в 2-летнем возрасте, но, несмотря на это, безмерно любил.

Несмотря на изрядный жизненный опыт, граф был по-своему идеалист и ожидал, что супруга сможет восполнить ему отсутствие того душевного тепла, которого он лишился, со смертью матери. Свою избранницу он хотел видеть не только верной женой и заботливой матерью будущих детей, но и, что немаловажно, ближайшей помощницей в литературном творчестве, способной в полной мере оценить писательский дар своего мужа.

Надежду на будущее счастье вселяло в него желание невесты устраниться от блеска светского общества, в котором она была принята благодаря положению, которое к тому времени занимал отец, и всю себя посвятить жизни рядом с ним в тиши загородного имения. Семья, дети, хозяйство и забота о муже ─ вот круг интересов, за пределы которого Софья Андреевна, по её собственным словам, не желала выходить.

Семейные праздники Толстых

Софья Андреевна Толстая (после свадьбы она взяла фамилию мужа), став хозяйкой Ясной Поляны, создала в имении особый мир, наполненный семейными традициями. Особенно отчётливо они проявлялись во время различных праздников, которые здесь очень любили и к которым основательно готовились. В двух верстах от имения находилась Никольская церковь, в которую супруги часто ездили на литургию. Опубликованные впоследствии дневники Софьи Толстой содержат в себе красочные описания торжеств, устраивавшихся в Ясной Поляне на Пасху, Троицу и, особенно, на Рождество.

Эти зимние дни всегда были наполнены волшебным очарованием ёлки, собственноручно принесённой из леса, и украшенной золочёными орехами, фигурками зверей, которые дети вырезали из картона, а также разноцветными восковыми свечами. Венцом праздника был маскарад. Его участниками становились все обитатели Ясной Поляны. Софья Толстая неизменно приглашала в зал не только гостей, съезжавшихся из соседних имений, но и дворовых людей с их детьми, поскольку Рождество Спасителя, по её убеждению, объединяло всех людей, независимо от их социального положения. Этого же мнения придерживался и её супруг.

Непременным атрибутом всех празднеств, устраивавшихся в семье Софьи Андреевны Толстой и её мужа Льва Николаевича, был пирог, приготовленный по особому рецепту, привезённому из-за границы их хорошим знакомым доктором Анке. Названный в его честь «Анковским пирогом», он имел неизменный успех у гостей дома. Летом зимние удовольствия уступали место купанию в реке, теннису, пикникам и походам по грибы.

Читайте также:  Делаем котлеты из куриного фарша

Будни семейной жизни

Так безоблачно начиналась их семейная жизнь. Первая серьёзная размолвка между супругами случилась после рождения в 1863 году их первенца Серёжи. Софья Толстая по ряду причин не могла сама выкармливать младенца и наняла кормилицу. Лев Николаевич категорически воспротивился такому решению, ссылаясь на то, что в этом случае без молока останутся дети самой этой женщины. Ссора была вскоре улажена, но, как оказалось впоследствии, она явилась первой трещиной в их отношениях.

В том же году Толстой начал работу над своим самым масштабным произведением «Война и мир». Софья Андреевна, едва оправившаяся после родов и обременённая множеством домашних забот, которые всецело легли на её плечи, находила тем не менее время помогать мужу. Её роль в творчестве мужа поистине неоценима.

Известно, что Лев Николаевич имел отвратительный почерк, и жена должна была начисто переписывать его рукописи. После этого он их просматривал, правил, возвращал ей, и всё начиналось сначала. Известно, что только роман «Война и мир» она полностью переписала семь (!) раз и при этом не оставляла своих главных обязанностей, связанных с хозяйством и детьми, которых год от года становилось всё больше.

Надлом в отношениях супругов

Софья Андреевна Толстая весьма преуспела в чадородии, произведя на свет тринадцать детей, пятеро из которых умерли во младенчестве. Остальные же, достигнув зрелых лет, заняли достойное положение в российском обществе. Все они получили прекрасное домашнее образование, причём она же являлась их главным педагогом.

Принято считать, что первые два десятка лет их супружеской жизни прошли безоблачно, а разлад отношений начался лишь в 80-е годы, когда Лев Николаевич стал пытаться в личной жизни реализовывать свои новые философские идеи. Однако из дневников Софьи Андреевны Толстой видно, что ещё несколькими годами ранее он открыто и довольно резко высказывал неудовлетворённость жизнью, что весьма её обижало. Посвятив всю себя мужу, она была вправе рассчитывать на более тактичную с его стороны оценку своих трудов.

Назревавший ранее кризис в их отношениях обострился после того как Лев Николаевич, сообразуясь со своими новыми философскими воззрениями, начал всё более выходить за рамки традиций, принятых в той части общества, к которой они принадлежали. Когда муж стал одеваться в крестьянскую одежду, собственноручно пахать землю, тачать сапоги и призывать всех членов семьи «опроститься» подобно ему, она молчала и сносила это как чудачество гения.

Но после того как он вознамерился отказаться от имения и всего нажитого ими имущества в пользу жителей села, а самому перейти в крестьянскую избу, чтобы жить «трудами своих рук», Софья Толстая взбунтовалась. Она всегда искренне старалась облегчить жизнь крестьян. Помогала решать им различные проблемы, лечила и учила детей, но безумство, охватившее мужа, переполнило чашу её терпения.

Дальнейшее обострение семейного кризиса

Из воспоминаний Софьи Андреевны Толстой известно, что её глубоко оскорбляло сознание того, что муж, ощущавший, по его словам, «вину перед человечеством», не чувствовал её перед ней самой. В угоду собственным идеям он готов был разрушить весь тот мир, который она создавала для него и детей в течение многих лет. Более того, Толстой требовал от жены не только безоговорочного подчинения, но и внутреннего приятия его философии.

Отказ жены разделить его философские воззрения и следовать им в реальной жизни стал причиной учащавшихся с каждым днём ссор, переросших со временем в банальные семейные скандалы, отравлявшие существование обоим супругам. После одной из таких бурных сцен Лев Николаевич, хлопнув дверью, ушёл из дома и не появлялся в Ясной Поляне несколько дней. Когда же он, наконец, возвратился, то ещё более усугубил напряжённость в семье, отстранив Софью Толстую от переписывания своих рукописей и поручив эту работу дочерям, чем немало её обидел.

На грани разрыва

В 1888 году скоропостижно скончался их последний сын ─ семилетний Ваня, которого Софья Андреевна особенно любила. Эта трагедия окончательно подкосила её моральные силы. Пропасть, разделявшая супругов, становилась всё более непреодолимой, и неудивительно, что она начала искать вне семьи удовлетворение своим духовным запросам.

Одним из её давнишних увлечений была музыка. Когда-то она слыла неплохой пианисткой, но годы, наполненные заботами о семье и переписыванием бесчисленных рукописей мужа, наложили свой отпечаток. В результате прежний навык был утрачен. Желая как-то рассеяться и обрести душевное равновесие, Софья Андреевна Толстая, дети которой уже подросли, и не требовали её постоянного присутствия, стала регулярно брать уроки музыки у модного в то время пианиста и придворного композитора-любителя Александра Танеева ─ отца известной фрейлины Анны Вырубовой (Танеевой).

Злые языки в то время утверждали, что учителя с ученицей связывают более сильные чувства, чем общая любовь к музыке. Возможно, в этом и была доля истины, но в своих отношениях они не переходили известной черты, тем более что оба были уже далеко не молоды. Но Лев Николаевич верил слухам, и к прежним скандалам добавились ещё сцены ревности. В свою очередь и Софья Андреевна, обиды которой вылились в некую маниакальную одержимость, начала втайне просматривать дневники мужа, полагая найти в них брань по своему адресу. Таким образом, жизнь в доме стала невыносимой.

Конец жизни супругов

Развязка трагедии наступила в одну из октябрьских ночей 1910 года. После очередной безобразной сцены Толстой собрал вещи и ушёл, оставив жене прощальное письмо, полное незаслуженных упрёков. Завершалось оно уверением в том, что при всей своей любви к ней он более не может оставаться в семье и уходит навсегда. Сражённая горем, Софья Андреевна пыталась утопиться, и лишь благодаря счастливой случайности оказавшиеся вблизи пруда дворовые люди спасли её от смерти.

Через несколько дней после этого в Ясной Поляне было получено сообщение о том, что Лев Николаевич тяжело болен воспалением лёгких и находится на станции Астапово, практически в безнадёжном состоянии. Несчастная Софья Андреевна вместе с детьми тут же отправилась по указанному адресу и нашла мужа уже без сознания, лежащим в доме станционного смотрителя. 7 ноября 1910 года не приходя в себя он скончался.

Софья Андреевна Толстая, годы жизни которой были наполнены стремлением оградить мужа от всех житейских забот и создать ему условия для творчества, тяжело переживала его утрату. Смерть вытеснила из её сознания память пережитых обид и оставила лишь незаживающую рану в сердце. Заключительный этап своей жизни она провела в Ясной Поляне и посвятила его издательской деятельности, выпустив из печати собрание сочинений супруга и свою с ним переписку. Пережив своего мужа на девять лет, Софья Андреевна скончалась в 1919 году. На Кочаковском кладбище, вблизи Ясной Поляны, где похоронена Софья Андреевна Толстая, был установлен простой деревянный крест, поскольку тяжёлые послереволюционные времена не позволяли думать об установке памятника.

Послесловие

Ввиду того вклада, который Лев Николаевич внёс в российскую культуру, целый раздел отечественного литературоведения посвящён изучению его творчества и жизни, неотъемлемой частью которой является жена Толстого ─ Софья Андреевна (девичья фамилия Берс). О ней и о том влиянии, которое она оказывала на творчество мужа написано немало исследовательских работ, в которых ей даётся подчас весьма неоднозначная оценка.

В её адрес часто высказываются упрёки по поводу того, что она якобы оказалась слишком «приземлённой натурой», не сумевшей в полной мере постичь масштаб гениальности своего супруга и стать полноценной опорой в его творчестве. С подобными суждениями едва ли можно согласиться, поскольку, как указывалось выше, она приложила максимум сил для того, чтобы он мог писать, не тратя душевные силы и время на сиюминутные житейские проблемы.

Кроме того, нужно учесть и тот колоссальный труд, который она проделала, по много раз переписывая от руки его произведения. Несмотря на то что биография Софьи Толстой изучена весьма досконально, роль этой женщины в жизни писателя ещё требует более глубокого осмысления.

Софья Андреевна Толстая
Имя при рождении Софья Андреевна Берс
Дата рождения 22 августа (3 сентября) 1844 ( 1844-09-03 )
Место рождения
  • Покровское-Стрешнево , Российская империя
Дата смерти 4 ноября1919 ( 1919-11-04 ) (75 лет)
Место смерти
  • Ясная Поляна , РСФСР
Страна
  • Российская империя
  • Российская республика
  • РСФСР
Род деятельности писательница , автобиограф , автор дневника , биограф , фотограф
Супруг Лев Николаевич Толстой
Дети Александра Толстая , Толстой, Сергей Львович , Татьяна Львовна Сухотина-Толстая , Илья Львович Толстой , Толстой, Лев Львович и Мария Львовна Толстая
Медиафайлы на Викискладе
Читайте также:  Домашний майонез с горчицей и лимонным соком

Графиня Со́фья Андре́евна Толста́я (урождённая Берс, 22 августа ( 3 сентября ) 1844 [1] — 4 ноября 1919 ) — правнучка первого министра просвещения П. В. Завадовского, супруга Льва Толстого.

Содержание

Биография [ править | править код ]

Софья Андреевна — вторая дочь врача Московской дворцовой конторы действительного статского советника Андрея Евстафьевича Берса (1808—1868), происходившего по отцу из немецких дворян [2] [3] , и Любови Александровны Иславиной (1826—1886), происходившей из купеческой семьи. В молодости отец служил врачом у московской барыни Варвары Петровны Тургеневой и имел от неё ребёнка, Варвару Житову, которая таким образом оказалась единокровной сестрой Софье Толстой и единоутробной — Ивану Тургеневу. Другими детьми супругов Берс были дочери Елизавета Андреевна Берс (1843—?) и Татьяна Андреевна Кузминская (1846—1925) [4] и пять сыновей: орловский вице-губернатор Александр Андреевич (1845—?), статские советники Пётр Андреевич (1849—1910) и Степан Андреевич (1855—?), а также Владимир (1853—?) и Вячеслав (1861—?) [5] .

Софья родилась на даче, которую снимал её отец, близ усадьбы Покровское-Стрешнево. Вплоть до замужества Софьи Берсы проводили там каждое лето.

Получив хорошее домашнее образование, Софья в 1861 году сдала экзамен на звание домашней учительницы в Московском университете, причём выделилась русским сочинением, поданным профессору Тихонравову, на тему «Музыка». В августе 1862 года она с семьёй ездила к деду Исленьеву Александру Михайловичу в имение его законной жены Софьи Александровны (урожд. Ждановой) в селе Ивицы Одоевского уезда Тульской губернии и по дороге гостила у Л. Н. Толстого в Ясной Поляне. 16 сентября того же года Толстой сделал Софье Андреевне предложение; через неделю, 23 числа, состоялась их свадьба [6] , после которой Толстая на девятнадцать лет сделалась жительницей деревни, изредка выезжая в Москву.

Первые годы их супружеской жизни были самыми счастливыми [7] . Толстой в дневнике после женитьбы писал: «Неимоверное счастье… Не может быть, чтобы это всё кончилось только жизнью» [8] . Приятель Толстого И. П. Борисов в 1862 году о супругах заметил [ источник не указан 33 дня ] :

Она — прелесть хороша собою вся. Здраво умна, проста и нехитроумна — в ней должно быть и много характера, то есть воля её у неё в команде. Он в неё влюблен до Сириусов. Нет, всё ещё не успокоилась буря в его душе — притихла с медовым месяцем, а, там наверно, пронесутся ещё ураганы и моря сердитого шума.

Эти слова оказались пророческими, в 1880—1890-е годы, вследствие изменения взглядов Толстого на жизнь, в семье произошёл разлад. Софья Андреевна, не разделявшая новых идей мужа, его стремлений отказаться от собственности, жить своим, преимущественно физическим трудом, всё же прекрасно понимала, на какую нравственную и человеческую высоту он поднялся. В книге «Моя жизнь» Софья Андреевна писала [ источник не указан 33 дня ] :

…Он ждал от меня, бедный, милый муж мой, того духовного единения, которое было почти невозможно при моей материальной жизни и заботах, от которых уйти было невозможно и некуда. Я не сумела бы разделить его духовную жизнь на словах, а провести её в жизнь, сломить её, волоча за собой целую большую семью, было немыслимо, да и непосильно.

Софья Андреевна была отягощена постоянными беременностями. Из первых тридцати лет супружеской жизни она в общей сложности была беременна 10 лет. Одиннадцать из тринадцати своих детей она вскормила грудью [9] .

На протяжении многих лет Софья Андреевна оставалась верной помощницей мужа в его делах: переписчицей рукописей, переводчиком, секретарём, издателем его произведений.

Художник Леонид Пастернак, близко знакомый с семьёй Толстых, заметил о Софье Андреевне: «…Она во многих отношениях была крупным, выдающимся человеком — в пару Льву Николаевичу… Софья Андреевна сама по себе была крупной личностью». Обладая тонким литературным чутьём, она писала повести, детские рассказы, мемуарные очерки. В течение всей своей жизни, с небольшими перерывами, Софья Андреевна вела дневник, о котором говорят как о заметном и своеобразном явлении в мемуаристике и литературе о Толстом. Её увлечениями были музыка, живопись, фотография.

О «материальной жизни и заботах» Софьи Андреевны можно судить по её дневникам. 16 декабря 1887 года она писала [ источник не указан 33 дня ] :

Этот хаос бесчисленных забот, перебивающих одна другую, меня часто приводит в ошалелое состояние, и я теряю равновесие. Ведь легко сказать, но во всякую данную минуту меня озабочивают: учащиеся и болящие дети, гигиеническое и, главное, духовное состояние мужа, большие дети с их делами, долгами, детьми и службой, продажа и планы Самарского именья…, издание новое и 13 часть с запрещённой «Крейцеровой сонатой», прошение о разделе с овсянниковским попом, корректуры 13 тома, ночные рубашки Мише, простыни и сапоги Андрюше; не просрочить платежи по дому, страхование, повинности по именью, паспорты людей, вести счёты, переписывать и проч. и проч. — и всё это непременно непосредственно должно коснуться меня.

Зная о том, что её роль в жизни Льва Толстого оценивалась неоднозначно, она писала [ источник не указан 33 дня ] :

…Пусть люди снисходительно отнесутся к той, которой, может быть, непосильно было с юных лет нести на слабых плечах высокое назначение — быть женой гения и великого человека.

Уход и смерть Толстого тяжело подействовали на Софью Андреевну, она была глубоко несчастна, не могла забыть, что перед его кончиной не видела мужа в сознании. 29 ноября 1910 года она писала в «Ежедневнике» [ источник не указан 33 дня ] :

Невыносимая тоска, угрызения совести, слабость, жалость до страданий к покойному мужу… Жить не могу.

После смерти Толстого Софья Андреевна продолжила издательскую деятельность, выпустив свою переписку с мужем, завершила издание собрания сочинений писателя.

Последние годы жизни Софья Андреевна провела в Ясной Поляне, где скончалась 4 ноября 1919 года. Похоронена на Кочаковском кладбище, недалеко от Ясной Поляны.

Дети [ править | править код ]

От брака Льва Николаевича с Софьей Андреевной родилось 13 детей, пять из которых умерли в детстве:

  1. Сергей (28 июня 1863 — 23 декабря 1947), композитор, музыковед.
  2. Татьяна (4 октября 1864 — 21 сентября 1950), в 1917—1923 годах — хранитель музея-усадьбы «Ясная Поляна»; с 1899 замужем за Михаилом Сергеевичем Сухотиным.
  3. Илья (22 мая 1866 — 11 декабря 1933), писатель, мемуарист. В 1916 году покинул Россию и уехал в США.
  4. Лев (20 мая 1869 — 18 октября 1945), писатель, скульптор. В эмиграции во Франции, Италии, затем в Швеции.
  5. Мария (12 февраля 1871 — 23 ноября 1906), с 1897 замужем за князем Николаем Леонидовичем Оболенским (1872—1934).
  6. Пётр (13 июня 1872 — 9 ноября 1873).
  7. Николай (22 апреля 1874 — 20 февраля 1875).
  8. Варвара (ноябрь 1875 — ноябрь 1875, прожила два часа).
  9. Андрей (6 декабря 1877 — 24 февраля 1916), чиновник особых поручений при тульском губернаторе.
  10. Михаил (20 декабря 1879 — 19 октября 1944). В 1920 году эмигрировал, жил в Турции, Югославии, Франции и Марокко.
  11. Алексей (31 октября 1881 — 18 января 1886).
  12. Александра (18 июня 1884 — 26 сентября 1979), помощница отца.
  13. Иван (31 марта 1888 — 23 февраля 1895).

Библиография [ править | править код ]

Имена некоторых героев романа «Война и мир», в том числе Наташи Ростовой, и описание семейных сцен Ростовых Л. Н. Толстой взял из неопубликованной повести Софьи Андреевны «Наташа», написанной до свадьбы летом 1862 года [10] .

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Лев Николаевич Толстой родился 28 августа 1828 года в Ясной Поляне. Граф происходил из нескольких древних родов, в его генеалогию вплелись ветви Трубецких и Голицыных, Волконских и Одоевских. Отец Льва Николаевича женился на пересидевшей в девках наследнице огромного состояния Марии Волконской не по любви, но отношения в семье сложились нежные и трогательные.

Мать маленького Левы умерла от горячки, когда ему было полтора года. Осиротевших детей воспитывали тетушки, которые рассказывали мальчику о том, каким ангелом была его покойная матушка — и умна, и образованна, и деликатна с прислугой, и о детях заботилась, — и как счастлив с ней был батюшка. Хотя это и была добрая сказка, но именно тогда в воображении будущего писателя сложился идеальный образ той, с которой он хотел бы связать свою жизнь.

Читайте также:  Диетический ржаной хлеб рецепт в духовке

Поиски идеала обернулись для юноши тяжким бременем, которое со временем превратилось в пагубное, почти маниакальное влечение к женскому полу. Первой ступенью к раскрытию этой новой стороны жизни для Толстого было посещение публичного дома, куда привели его братья. Вскоре в своем дневнике он напишет: "Я совершил этот акт, а потом стоял у кровати этой женщины и плакал!"

В 14 лет Лев испытал чувство, как он считал, похожее на любовь, соблазнив юную горничную. Эту картину, уже будучи писателем, Толстой воспроизведет в "Воскресении", подробно раскрывая сцену обольщения Катюши.

Вся жизнь молодого Толстого проходила в выработке строгих правил поведения, в стихийном уклонении от них и упорной борьбе с личными недостатками. Только один порок он не может преодолеть — сладострастие. Возможно, поклонники творчества великого писателя не узнали бы о многочисленных его пристрастиях к женскому полу — Колошиной, Молоствовой, Оболенской, Арсеньевой, Тютчевой, Свербеевой, Щербатовой, Чичериной, Олсуфьевой, Ребиндер, сестер Львовых. Но он настойчиво заносил в дневник подробности своих любовных побед.

В Ясную Поляну Толстой вернулся полный чувственных порывов. “ Это уже не темперамент, а привычка разврата ”, — записал он по приезде. “ Похоть ужасная, доходящая до физической болезни. Шлялся по саду со смутной, сладострастной надеждой поймать кого-то в кусту. Ничто мне так не мешает работать ."

Желание или любовь

Сонечка Берс родилась в семье доктора, действительного статского советника. Она получила хорошее образование, была умна, проста в общении, обладала сильным характером.

В августе 1862 года семья Берс поехала навестить деда в его имение Ивицы и по дороге остановилась в Ясной Поляне. И вот тогда 34-летний граф Толстой, помнивший Соню еще ребенком, вдруг увидел прелестную 18-летнюю девушку, которая взволновала его. Был пикник на лужайке, где Софья пела и танцевала, осыпая все вокруг искрами молодости и счастья. А потом были беседы в сумерках, когда Соня робела перед Львом Николаевичем, но ему удалось ее разговорить, и он с восторгом ее слушал, а на прощание сказал: “Какая вы ясная!”

Вскоре Берсы уехали из Ивиц, но теперь Толстой ни дня не мог прожить без девушки, которая покорила его сердце. Он страдал и мучился из-за разницы в возрасте и думал, что это оглушительное счастье ему недоступно: " Каждый день я думаю, что нельзя больше страдать и вместе быть счастливым, и каждый день я становлюсь безумнее. " Кроме того, он терзался вопросом: что это — желание или любовь? Этот сложный период попытки разобраться в себе найдет отражение в "Войне и мире".

Более сопротивляться своим чувствам он не мог и отправился в Москву, где сделал Софье предложение. Девушка с радостью согласилась.Теперь Толстой был абсолютно счастлив: “Никогда так радостно, ясно и спокойно не представлялось мне мое будущее с женой.” Но оставалось еще одно: прежде чем венчаться, он хотел, чтобы у них не былоь никаких секретов друг от друга.

У Сони от мужа не было никаких тайн, — она была чиста, как ангел. Зато у Льва Николаевича их было предостаточно. И тут он совершил роковую ошибку, предопределившую ход дальнейших семейных отношений. Толстой дал невесте прочесть дневники, в которых описывал все свои похождения, страсти и увлечения. Для девушки эти откровения стали настоящим шоком.

Только мать смогла убедить Соню не отказываться от брака, постаралась объяснить ей, что у всех мужчин в возрасте Льва Николаевича есть прошлое, просто, они его благоразумно скрывают от своих невест. Соня решила, что любит Льва Николаевича достаточно сильно, чтобы простить ему все, и, в том числе, дворовую крестьянку Аксинью, которая на тот момент ждала от графа ребенка.

Семейные будни

Супружеская жизнь в Ясной Поляне началась далеко не безоблачно: Софье сложно было преодолеть брезгливость, которую она испытывала к мужу, вспоминая его дневники. Однако же она родила Льву Николаевичу 13 детей, пятеро из которых умерли в младенчестве. Кроме того, она на протяжении многих лет оставалась верной помощницей Толстому во всех его делах: переписчицей рукописей, переводчиком, секретарем, издателем его произведений.

Софья Андреевна много лет была лишена прелестей московской жизни, к которой привыкла с детства, но она с покорностью принимала тяготы деревенского существования. Детей она воспитывала сама, без нянек и гувернанток. В свободное время Софья набело переписывала рукописи "зеркала русской революции". Графиня, пытаясь соответствовать идеалу жены, о котором Толстой ей не раз рассказывал, принимала у себя просителей из деревни, разрешала споры, а со временем открыла в Ясной Поляне лечебницу, где сама осматривала страждущих и помогала, насколько ей хватало знаний и умения.

Все, что она делала для крестьян, на самом деле делалось для Льва Николаевича. Граф принимал все это, как должное, и никогда не интересовался, что творилось в душе его супруги.

Из огня — да в полымя.

После написания "Анны Карениной", на девятнадцатом году семейной жизни, у писателя наступил душевный кризис. Он пытался найти успокоения в церкви, но не смог. Тогда писатель отрекся от традиций своего круга и стал настоящим аскетом: он стал носить крестьянскую одежду, вести натуральное хозяйство и даже обещал все свое имущество раздать крестьянам. Толстой был настоящим "домостроевцем", придумав свой устав дальнейшей жизни, требуя его беспрекословного выполнения. Хаос бесчисленных домашних забот не позволял Софье Андреевне вникнуть в новые идеи мужа, прислушаться к нему, разделить его переживания.

Иногда Лев Николаевич выходил за грань разумного.То требовал, чтобы младших детей не учили тому, что не нужно в простой народной жизни, то хотел отказаться от собственности, лишив тем самым семью средств к существованию. То желал отречься от авторских прав на свои произведения, потому что считал, что не может владеть ими и получать от них прибыль.

Софья Андреевна стоически защищала интересы семьи, что привело к неизбежному семейному краху. Более того, ее душевные муки возродились с новой силой. Если раньше она даже не смела оскорбляться на измены Льва Николаевича, то теперь ей стали вспоминаться разом все былые обиды.

Ведь всякий раз, когда она, беременная или только что родившая, не могла делить с ним супружеское ложе, Толстой увлекался очередной горничной или кухаркой. Вновь грешил и раскаивался. Но от домашних требовал повиновения и соблюдения своего параноидального устава жизни.

Письмо с того света

Умер Толстой во время путешествия, в которое отправился после разрыва с женой в весьма преклонном возрасте. Во время переезда Лев Николаевич заболел воспалением легких, сошел на ближайшей крупной станции (Астапово), где в доме начальника станции умер 7 ноября 1910 года.

После смерти великого писателя на вдову обрушился шквал обвинений. Да, она не смогла стать единомышленницей и идеалом для Толстого, но была образцом верной жены и примерной матери, пожертвовав своим счастьем ради семьи.

Разбирая бумаги покойного мужа, Софья Андреевна нашла запечатанное его письмо к ней, датированное летом 1897 года, когда Лев Николаевич впервые решил уйти. И теперь, словно из мира иного, зазвучал его голос, словно просящий прощения у жены: “ . с любовью и благодарностью вспоминаю длинные 35 лет нашей жизни, в особенности первую половину этого времени, когда ты со свойственным твоей натуре материнским самоотвержением, так энергически и твердо несла то, к чему считала себя призванной. Ты дала мне и миру то, что могла дать, дала много материнской любви и самоотвержения, и нельзя не ценить тебя за это. благодарю и с любовью вспоминаю и буду вспоминать за то, что ты дала мне. ”

В то время никто и предположить не мог, что внучка классика Софья Толстая увлечётся крестьянским поэтом Сергеем Есениным, и об этом бунтарско-аристократическом романе будет говорить всё литературное сообщество.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Комментировать
1 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Adblock detector