No Image

Елена дмитриева судья фото

СОДЕРЖАНИЕ
2 просмотров
11 декабря 2019

Биография

Серьезная Елена Дмитриева, облаченная в черную судейскую мантию, появлялась на телеэкранах страны несколько раз в неделю и помогала простым обывателям решить сложные юридические проблемы. Но большинство зрителей даже не догадывалось, что Елена – не подготовленная актриса, а профессионал в области трудового права. Более того, у передач, в которых участвует Дмитриева, нет четко прописанного сценария. Каждое решение, которое выносит Елена, имеет юридические основания и может быть вынесено реальным судьей.

Детство и юность

Елена Дмитриева родилась в семье юриста и химика. Девочка появилась на свет 1 января 1970 года. О том, что, как и мама, станет работником правовой сферы, ребенок решил еще в начальных классах школы. Поэтому усердно занималась Лена только по гуманитарным предметам, не обращая особого внимания на точные науки.

Телеведущая Елена Дмитриева

Милая девочка стала настоящим испытанием для учителей. Лена, получающая чаще всего четверки и пятерки, стабильно приносила в дневнике "неудовлетворительно" за поведение. Будучи подростком, Дмитриева отказалась вступать в ряды пионеров и всячески демонстрировала свой оппозиционный настрой по отношению к правилам школы.

Елена без труда поступила на юридический факультет МГУ, выбрав отрасль трудового права. Через 5 лет Дмитриева, держа в руках красный диплом, решила не останавливаться на достигнутом. Сразу после выпускных экзаменов девушка подала документы на очную аспирантуру, а позже защитила кандидатскую диссертацию.

Карьера

В 24 года Елена впервые попала на телевидение. Но работать девушке предстояло не перед камерой, а в кабинете. Дмитриева устроилась на новообразованный телеканал юридическим консультантом.

Судья Елена Дмитриева

Постепенно навыки и умения трудолюбивого юриста оценили руководители, и к 32 годам Елена получила должность директора юридической дирекции ВГТРК (Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания), откуда ушла из-за конфликта с руководством.

К моменту возникновения перспективы съемок в телевизионном шоу «Час суда. Дела семейные» Елена занимала кресло советника президента телеканал «ТВ-Центр» и не собиралась покидать работу. Женщина согласилась поучаствовать в пробах только после настойчивых уговоров Юрия Володарского – автора проекта.

Елена Дмитриева в шоу «Час суда. Дела семейные»

Никто не рассматривал Елену на должность судьи. Съемки были сделаны, чтобы набрать достаточное количество кандидатов. Но руководству «РЕН-ТВ», планирующему запуск программы, понравилась именно Дмитриева. Женщину начали осаждать звонками и заманчивыми предложениями. В конечном счете под давлением семьи, друзей-телевизионщиков и представителей телеканала Елена согласилась стать телевизионным судьей.

В 2004 году без актерского образования и подробного сценария Елена ежедневно разбирала проблемы людей, письма от которых приходили в редакцию. А через 3 года права на шоу «РЕН-ТВ» продал телеканалу «Домашний», представители которого без колебаний оставили Елену в кресле судьи. Единственное, что поменялось – декорации и название программы. Теперь передача стала называться «Дела семейные с Еленой Дмитриевой».

Елена Дмитриева в шоу «Дела семейные с Еленой Дмитриевой»

В мае 2012 года телеканал «Домашний» решил полностью поменять формат передачи. Теперь Елена стала ведущей шоу под названием «Откровенный разговор с Еленой Дмитриевой». С профессионального юриста сняли мрачную судейскую мантию и облачили в изящные платья.

Каждый выпуск подразумевал определенную тематику и приглашенных гостей, рассказывающих о своей проблеме. В шоу не осталось юридической составляющей. Подобный формат не впечатлил зрителей. Программа показала неудовлетворительные рейтинги, и спустя пару месяцев после премьеры руководство телеканала закрыло шоу.

Елена Кутьина

Вновь вернуться на экраны в виде строгого авторитетного юриста Елене удалось только в 2017 году. Телеканал «Мир» запустил ток-шоу «Дела семейные. Новые истории» и пригласил Елену на роль ведущего судьи. Новый телеканал вернул привычный формат. Напарницей Дмитриевой стала Елена Кутьина, которая также участвовала в создании первых выпусков «Час суда. Дела семейные».

Личная жизнь

Имя первого супруга, с которым Елена развелась, женщина предпочитает не разглашать. О втором избраннике Дмитриевой известно больше. Молодые люди познакомились на телеканале, где Елена работала юристом, а Алексей Митрофанов (будущий муж юриста) только начинал продюсирование «Маски – шоу» и «Джентльмен-шоу». Через полгода после знакомства влюбленные стали жить вместе.

Именно муж уговорил Елену принять участие в кастинге «Час суда. Дела семейные». С этим предложением к супругу телевизионного судьи обратились друзья, не верящие в успех разговора с самой Еленой. Дмитриева пошла на поводу у мужа и не пожалела о таком повороте биографии.

Елена Дмитриева, ее муж Алексей Митрофанов и сын Константин

В интервью Елена призналась, что ей льстит внимание, которое появилось после выхода первых передач, но столь назойливый интерес утомляет. Поэтому юрист не пользуется социальными сетями и не выкладывает фото в «Инстаграм».

Супруги вместе воспитали сына Елены от первого брака. Молодого человека зовут Константин, он недавно женился. Елена утверждает, что благодарна Марии (так зовут невестку) за заботу о возмужавшем сыне. Дмитриева не вмешивается в дела новообразованной семьи и не участвует в их спорах. Кстати, Константин тоже окончил юридический институт, но выбрал другое направление – уголовное право.

Елена Дмитриева сейчас

С февраля 2018 года телеканал «Мир» запустил проект «Дела семейные с Еленой Дмитриевой. Битва за будущее». В телевизионной студии рассматриваются дела, связанные с семейным кодексом: удочерение, опекунство, лишение родительских прав и другие юридические случаи.

Елена Дмитриева в 2018 году

Помимо работы в кадре, Елена продолжает вести профессиональную юридическую деятельность. Дмитриева основала собственную компанию, в обязанности которой входит юридическое консультирование и представление интересов клиентов в зале судебных заседаний.

Свободное время телеведущая проводит с супругом на даче. Женщина любит спрятаться от проблем в угол с книгой или помогает мужу готовить ужин. В зимнее время супруги посещают горнолыжные курорты, а летом стараются выбраться поближе к морю.

Elena Dmitrieva

Елена Дмитриева – довольно популярная российская телеактриса и ведущая. Многим будет сложно узнать ее на улице просто так, без судейской мантии, ведь мы привыкли видеть ее на экране в телепередаче «Дела семейные». Она работала на любимом многими женщинами телеканале «Домашний», также была профессионально связана с ТВЦ и РЕН-ТВ. Жизнь популярной «судьи» хоть и лишена широкой огласки, но по-своему интересна. Биография Елены поможет любительницам уютных посиделок перед экраном узнать об этой мудрой женщине, выносящей справедливые вердикты, массу интересного.

Читайте также:  Гарнир к курице табака

Биография Елены Дмитриевой

Елена – не только примелькавшаяся телеактриса, но и образованный человек с двумя «вышками». Она может похвастаться тем, что окончила лучший вуз страны – МГУ. Там она училась на юридическом факультете и даже защитила диссертацию. Возможно, именно специальность юриста подтолкнула Елену к участию в передаче «Дела семейные».

На экране актриса начала появляться еще в далеком 1986 году. Помимо этого, она была и преподавателем – одно время трудилась в институте повышения квалификации работников Гостелерадио СССР. Но это еще не все — ясный ум и немалая образованность подтверждаются и тем, что Елена в 1987 руководила кафедрой экономики и права.

«Домашний» — основной рабочий канал телеактрисы. Вообще, судейскую мантию и строгий взгляд она относит к элементам образа. В жизни женщина совсем не похожа на своего персонажа. Она ласкова с близкими и способна проявлять бурные эмоции. Считает, что значимость программы отнюдь не преувеличена. С выходом каждой программы гражданам все легче и легче разобраться в сложном и беспрестанно обновляющемся законодательстве. Телевизор для такого просвещения очень удобен – человек и отдохнул за просмотром, и новую информацию усвоил.

Примечательно, что почти все истории, освещенные Еленой Дмитриевой в программе «Час суда. Дела семейные», реальны. Сюжет создатели черпают из многочисленных писем, приходящих от телезрителей. Сложные житейские ситуации, справедливый раздел имущества и советы по разрешению серьезных родственных проблем – Елена со всей своей соломоновой мудростью старается максимально точно разобраться во всем. Ей иногда и самой не верится, что нечто подобное происходит с людьми. Однако реальность такова, что хитросплетения и каверзы судьбы, больше похожие на сюжет фантастической мелодрамы, имеют место быть каждый день.

Личная жизнь Елены Дмитриевой

У Елены немало родственников. Она счастливая жена и мать. В свободное время любит смотреть кулинарные шоу, но только лишь смотреть, так как считает готовку чисто мужским занятием. Муж полностью разделяет эту точку зрения – прекрасный показатель семейной гармонии. У большого семейства даже есть некая традиция — каждую субботу отдыхать на даче. Елена подает к столу легкий суп, а муж отвечает за самое сложное — горячие блюда.

Отпуск супруги стараются проводить вместе — если не целый, то хотя бы пару недель. Зимой они отправляются на горнолыжные курорты, летом не упускают возможности поплескаться в теплом море. У них даже есть список городов, удовлетворяющий обе стороны. Среди них – прекрасный Рим, который в последнее время муж и жена посещают регулярно. Неудивительно — созерцать его красоты и параллельно наслаждаться общением с близким человеком можно бесконечно.

По глубокому убеждению Елены Дмитриевой, лучшие юристы — мужчины.

Несмотря на это, она окончила в свое время юридический факультет и стала профессиональным юристом, а с недавних пор и телевизионным судьей в программе «Дела семейные». О делах юридических, а также семейных делах самой героини «МК-Бульвар» побеседовал с Еленой Викторовной в ее рабочем офисе без телекамер.

— Елена Викторовна, в одном из своих интервью вы сказали, что иногда вам хочется «выйти из-за стола и ударить кого-нибудь по башке чем-нибудь тяжелым». Что вас так угнетает во всем происходящем?

— Бывают ситуации, когда люди, присутствующие на съемках, очень вживаются в свой образ: они начинают искренне верить в то, что это на самом деле с ними происходило. Им не нужно ни актерского образования, ни системы Станиславского. Наверное, это происходит потому, что мы разбираем типовые жизненные ситуации, и каждый человек понимает, что и он мог бы оказаться на этом месте. В синопсисе программы заранее четко отражена определенная позиция, которую должен отстаивать тот или иной герой. Но иногда они вдруг с поразительным упрямством начинают доказывать в студии нечто противоположное. Поэтому иногда мне действительно хочется выйти и дать им молотком по башке. (Смеется.) Конечно, я говорю утрированно. При этом у нас все же имеется договоренность: сюжеты мы никогда не переснимаем, съемку не останавливаем и не даем никаких указаний нашим героям, даже если что-то в процессе пошло не так. Дубли мы не делаем, поэтому выкручиваемся по ходу истории.

— Истории, рассматриваемые в программе, реальные?

— Да. Они берутся из писем или реальных судебных решений. В большинстве, конечно, из писем. Часто мне даже задают вопросы, может ли происходить такое в жизни? В какой-то момент я и сама начала в этом сомневаться.

Некоторые разбираемые нами истории выглядели как настоящий роман — со своим началом, серединой, интригой и заключительной частью. Поначалу я даже просила, чтобы мне показали письма, хотела сама убедиться, насколько все это по-настоящему. Оказалось, что в жизни могут происходить такие коллизии, которые с трудом придумаешь даже для сценария художественного фильма.

— Вам долго пришлось вживаться в свой телевизионный образ?

— А кто мне дал такую возможность? Такой возможности у меня не было.

— То есть когда вас пригласили на роль ведущей.

— «Пригласили» — это очень деликатная форма.

— Я знаю, что вы проходили кастинг.

— Да, кастинг был. Дело в том, что продюсер программ «Час суда» Юрий Володарский — мой давний приятель, когда-то придумал первую программу «Час суда» вместе с Павлом Алексеевичем Астаховым. После чего ему пришла в голову мысль сделать примерно такую же передачу, но уже с ведущей-женщиной. Они проводили достаточно большой кастинг, и могу сказать, что у меня была очень удачная предшественница — адвокат Елена Кутьина. Однако позже, для массовости, Юра решил предложить начальству и другие варианты ведущих, чтобы видеоряд смотрелся богаче. Помню, как на меня надели мантию, посадили за стол и сказали смотреть в камеру. А у меня есть очень нехорошая манера: когда я разговариваю, мне обязательно нужно смотреть в потолок, чтобы от меня мысль не убежала. Но так получилось, что, посмотрев отснятые пилоты, телевизионное начальство выбрало именно меня. А я в тот момент работала с Олегом Попцовым на канале ТВ-Центр, была советником президента телеканала и оставить свою деятельность не могла никак.

Читайте также:  Дневной макияж для каре зеленых глаз видео

Поначалу Володарский загрустил, а позже раздался звонок от сына руководителя РЕН-ТВ Ирены Стефановны Лесневской Дмитрия: «Лена, я буду звонить вам каждый день, пока вы не согласитесь». Тогда я подумала: если уж руководство канала в лице двух уважаемых мною людей видят меня в этой роли, значит, со своей колокольни они судят лучше, чем я.

— И как состоялся ваш дебют?

— Я пришла в ту же самую студию, на меня опять надели мантию и сказали: «Начинаем!» Единственное, сразу предупредили: глаза наверх поднимать не нужно. То есть мысль ловить мне запретили. Сказать, что все было легко, я не могу. Но все же в какой-то степени мне оказалось проще. Когда на телевидение приходит человек не из профессии, у меня создается впечатление, что он лишен очень многих комплексов. Человек, работающий в кадре, всегда должен знать свой выгодный ракурс, помнить, как ему нужно повернуться. Вот у меня, например, не самый короткий нос, но мне никто не объяснял, что с таким длинным носом мне нельзя садиться в профиль. Поэтому я сажусь так, как мне удобно и комфортно в данный момент.

— Сегодня мы беседуем с вами не в телевизионной студии, а в рабочем кабинете — чем вы занимаетесь здесь?

— Здесь я — юрист. У меня корпоративные клиенты, решаю проблемы, связанные с хозяйственными, финансовыми или налоговыми спорами. Юридическое образование у нас очень широкое: за пять лет обещают выучить всем отраслям права.

— То есть вы заканчивали юрфак?

— Да, юридический факультет МГУ, кафедра трудового права. И диссертацию защищала по этой специальности.

— Вы случайно не потомственный юрист?

— Потомственный. Папа у меня — химик, но мама — юрист, профессор университета. Я тоже юрист, и сын окончил юридический. Но он пошел по другой стезе, выбрал кафедру уголовного права. Сейчас уже работает.

— Как ваши домашние отнеслись к тому, что вы стали вести телепрограмму?

— Нормально. Потому что во многом благодаря мужу я и попала в это мероприятие. Он — телевизионщик, уже долгие годы работает на телевидении и относится к этому как к определенной специальности, профессии. Родители тоже восприняли все как само собой разумеющееся. У нас в семье никогда не приветствовалось такое качество, как тщеславие. Очень надеюсь, что я этого лишена.

— Однажды вы даже сказали, что вам неприятно, когда вас узнают на улицах или в магазине. Это действительно так?

— Конечно, это кокетство: любому человеку приятно, когда его узнают. Все-таки в этом плане у нас люди очень благожелательные. Зависть у них не превалирует над всеми остальными чувствами. Так что когда я слышу мнение: «Ой, я так устал от этой славы!» — в лучшем случае это кокетство, в худшем — ханжество. Если ты — актер или певец, для тебя это, безусловно, должно быть приятно, ведь это подтверждение твоей состоятельности в профессии. Я-то считаю, что у меня профессия другая. А если меня узнают — большое людям спасибо. Значит, они смотрят программу. Но пользоваться мне этим тяжело: пройти без очереди я не умею.

— То есть телевидение для вас — скорее хобби?

— Не могу сказать, что это хобби. Если бы я точно не знала, что эта программа нужна людям, я бы никогда не стала этим заниматься. Несмотря на славу, уговоры и мое уважительное отношение к телевизионному начальству. А тут я уверена, что благодаря программе люди хоть чуть-чуть понимают, как защищать свои права. Ведь в большинстве своем народ у нас непросвещенный. Для него отказ чиновника, написанный на бумажке, — конец жизни. Он не знает, что с этим делать дальше, потому что никто ему ничего не объясняет.

— Как-то вы сказали, что лучшие судьи, по-вашему, — это мужчины. И лучшие повара — тоже мужчины. В таком случае как вы себе представляете роль женщины?

— Роль женщины — та, которую она сама себе изберет. Сколько бы социологи ни говорили, что мужчины у нас сейчас слабые и инфантильные, а женщины сильнее. Я считаю, что женщина — это такое существо, которое всегда сделает так, как считает нужным. Может быть, это ошибочная позиция, может быть, она набьет себе много шишек по дороге, но она всегда сама выбирает для себя определенные ориентиры. Это объясняется тем, что на генетическом уровне женщиной всегда руководит инстинкт заботы о детях. Какие бы спонтанные решения она ни принимала, через какой-то промежуток времени становится понятно, что это решение было принято потому, что женщина считала: так будет лучше для ребенка.

Читайте также:  Греческий салат рецепт с фетаксой и пекинской

— Кто в вашем доме глава семьи?

— Муж, конечно. Зачем же мне претендовать на это? Он — глава, он принимает решения и несет за них ответственность. Любые решения — это всегда степень ответственности.

— Ваш телевизионный образ — очень серьезный. А в жизни?

— В жизни у меня характер еще хуже. (Смеется.) Безусловно, в жизни я более эмоциональная, ведь юрист — он же в конечном итоге не сухарь, правда? Да и в программе я могу пошутить, но это не значит, что все мои шутки оставят в конечном варианте передачи. Иногда я не выдерживаю, и в моем голосе чувствуется сарказм. Такие моменты из программы точно вырезают.

— Когда приходится выносить решения в чью-то пользу, вы всегда руководствуетесь исключительно законом?

— Безусловно. Правда, существуют и так называемые оценочные дела. С той точки зрения, что какая-то сторона предоставила больше доказательств, а другая вместо того, чтобы заниматься бумажками и что-то делать, тихо проспала. Ведь вы должны доказать свою правоту. Значит, у вас должны быть определенные факты и доказательства, на которые вы ссылаетесь. Такие дела относятся к категории оценочных, когда судья смотрит, как каждая из сторон доказывала то, что она представила.

— Если благодаря своей профессии вы боретесь за правду, то, наверное, и сами в жизни стараетесь совершать только правильные поступки?

— Мне очень сложно судить, насколько я правильная или неправильная. Каждый человек внутри себя — достаточно большой конформист. Мы не склонны прощать просчеты и ошибки других людей, но с удивительной легкостью прощаем собственные просчеты и ошибки. Изживать в себе этого конформиста не следует, потому что от этого страдает человеческая психика. Иначе человек начинает полностью себя винить во всех ошибках и, кроме ошибок, ничего не видит.

— Как вы любите проводить свое свободное время?

— С книжкой на даче, сидя в кресле на улице. Самое замечательное время! В основном потому, что не нужно все время ловить мысль, как предполагает юридическая профессия. У нас всегда была читающая семья. Помню, в советские времена, когда была система подписных изданий, когда я училась в четвертом или пятом классе, запустили всемирную литературу в 2000 томов. Я прочитала их полностью, но какие-то серьезные вещи все равно так и остались для меня закрытыми. Что я могла понять в семь лет в «Илиаде»? А теперь с течением времени какие-то книги перечитываю и познаю что-то новое.

— Как вы разделяете домашние обязанности с супругом? Я читала, что на даче вы всегда готовите первое, а муж — второе.

— Да, все так и осталось. Мне кажется, что разделение обязанностей — понятие условное. В каждой семье это складывается по договоренности, по умолчанию. Если люди относятся друг к другу с доверием и уважением, то говорить в какой-то момент: вот, ты не пылесосишь, ты плохой, — это бессмысленно. Укорять человека в том, что ему не помогают в домашних делах… Вы либо договоритесь, либо не обращайте на это внимания. Знаете, у мужчин есть совершенно фантастическая способность оставлять носки там, где они оставляются, а не там, где им положено быть.

Можно потратить всю свою жизнь, объясняя, что лучше носки куда-то донести, а можно просто убирать их самой и не устраивать разборку по этому поводу. Нужно всегда искать компромисс. Мужчина и женщина — очень разные создания. С разным предназначением, с разной направленностью в жизни. Поэтому когда они соединяются в браке, они никогда не станут равными между собой. Бессмысленно искать равенство там, где его не может быть. Поэтому прежде всего нужно освоить науку уступать. А вот до какой черты уступать — каждый человек интуитивно определяет для себя сам.

— Все-таки хочется узнать поточнее, насколько у вас характер хуже, чем кажется в кадре?

— Я не знаю, какой у меня характер в кадре. Когда обо мне говорят «строгая» — у меня это все время ассоциируется с моей классной руководительницей, которая была замечательной учительницей физики. Безусловно, она была строгая, но при этом ее обожал весь класс. Просто по жизни она была очень справедливая, с определенными, достаточно жесткими установками. А если я не улыбаюсь в кадре, это не значит, что я строгая. Вы представляете себе хихикающего судью в реальной жизни? Как-то это странновато, мне кажется.

— А в школе вы были отличницей?

— О чем вы говорите! Для того чтобы поступить на юрфак, мне нужно было сдать четыре экзамена, плюс учитывался средний балл аттестата. Поступить на юрфак всегда было очень сложно, и без репетиторов в тот момент у меня не обошлось. Не могу сказать, что я была лишена способностей в математике и физике, но все-таки приоритетными предметами для меня всегда были те, которые мне нужны были для поступления в институт. А вот по поведению у меня всегда была твердая «двойка». Не могу сказать, что я была хулиганкой, но уж по крайней мере оппозиционером — это точно. Мне никогда не нравилась эта комсомольская или пионерская система, в которую меня хотели запихнуть. Поэтому, когда я заканчивала десятый класс, директор школы проводил меня словами: «Слава богу, мы наконец выпускаем 10 «Б» и Дмитриеву тоже».

— Елена Викторовна, о чем вам мечтается на досуге?

— Даже не знаю. Это скорее не мечты, а просто желания, чтобы у ребенка все было хорошо, чтобы родители были живы-здоровы, чтобы у друзей все было нормально, чтобы родственники радовались. Нормальные человеческие желания.

Комментировать
2 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Adblock detector