No Image

Дмитриева зинаида павловна жена плучека

СОДЕРЖАНИЕ
5 просмотров
11 декабря 2019

Сегодня прочитала в Фейсбуке статью о том, что худруки театров сидят до последнего вздоха. Они уже и немощны и, не контролируют процесс режиссуры и актерства в своем театре, но не уступают место вновь пришедшим в театр режиссерам для постановок новых спектаклей.

Почему меня это затронуло? Я просто вспоминаю мою работу в Театре сатиры.
В прежнее время художественным руководителем театра был очень известный и талантливый режиссер Валентин Плучек. Его постановки в последнее время перед его уходом из театра были и Идеальный муж и Укрощение строптивой. Особенно Укрощение строптивой он создал перед самым своим уходом из театра, и, поставил его шикарно! Спектакль до сих пор идет в театре и на "ура" при полном аншлаге. Вот вам и старик!

Почему я об этом вспоминаю?
Эта статья, которую я прочитала, была о том, что художественные руководители театров до самого последнего дня не уступают своих лавров никому и не пытаются находить себе замену. Почему то все думают, что они вечны. Так было написано в статье.

А чего они бояться? Я изучила феномен Плучека Валентина Николаевича.
В то время работала я иногда секретарем. Просила меня посидеть на месте секретаря его штатный секретарь, когда она болела, например.( Работала я тогда в режиссерском управлении). Я много тогда говорила с Валентином Николаевичем и, главное, с его супругой Зинаидой Павловной. Она часто со мной делилась своими впечатлениями о театре.

Например, она рассказывала мне, что Андрей Миронов это дело рук Плучека. Говорила, не было бы Плучека, не было бы и Андрея!
Да, можно догадаться, что главные роли доставались, практически Андрею Миронову, Татьяне Ицыкович, позже она уже была Васильевой!
Ну, любил он этих актеров. Хотя были в его труппе и другие, не менее талантливые актеры. Он их любил, понимал чем владеет его труппа, но НИКОГДА не даст им главные роли. Вот так он видел перспективу театра!

Когда уже не стало Андрея, Татьяна Ицыкович ушла из театра, Зинаида Павловна делилась со мной, что вот и не талант тот или иной актер.
Только Плучек и Плучек, без него не было бы театра такого успешного!!
И, если честно, она была недалека от истины!

Когда же Плучек покинул театр, спустя очень небольшое время, он уходит из жизни. Чего греха таить, для Плучека театр был всем!! Жизнью его!
.
Что же такое — жены мэтров? Часто, благодаря им в театре происходят все интриги. Также было например, и в театре на Таганке!

Но, почему же престарелые худруки не пытаются "воспитать" себе замены.
Наблюдала, как Валентин Николаевич ревновал молодые дарования. Так было с Мишей Зонненштралем. А ведь он был очень интнеллигентен и профессионален (Ранее окончил МАИ). Он в театре поставил спектакль по роману Булгакова "Мастер и Маргарита". Не многие бы решились на эту постановку. Он сам ее инсценировал и поставил. Мне люди не из театра, студенты МГУ говорили, что это лучшая постановка этого произведения. И, они ходят и ходят на этот спектакль.

Было так и с режиссером Евгением Каменьковичем, который поставил успешный спектакль "Молодость Людовика Х1У". Валентин Николаевич позже распорядился, чтобы не пропускать режиссера Евгения Каменьковича в театр, хотя режиссер, поставивший спектакль обязан наблюдать за поставленным им спектаклем Молодость Людовика Х1У.

Читайте также:  160 Мл масла это сколько ложек

Плучек, видно боялся, что они будут более успешными, чем он сам! Ревность!?

Почему то все думают, что вот они то и есть те самые, божественные создания театра. И жить и творить им вечно!

Не хочу домысливать до таких эпизодов мне неведомых в других театрах. Конечно слышала, но не престало мне выносить сор из чужой избы.

Валентин Плучек начал проявлять тягу к искусству еще в детстве — будущий народный артист СССР в разное время увлекался живописью, актерством и режиссурой. В 1929 году он параллельно с обучением на постановщика в Государственной театральной экспериментальной мастерской под руководством Всеволода Мейерхольда дебютировал на сцене ГосТиМа в спектакле «Ревизор» по Николаю Гоголю.

Спустя несколько лет, продолжая работать под началом Мейерхольда, Плучек основал собственный театр — ТРАМ электриков при столичном электрозаводе имени Куйбышева. В конце 30-х вместе с драматургом Алексеем Арбузовым он открыл театральную студию, где впервые по-настоящему громко заявил о себе. С началом Великой Отечественной войны, впрочем, «Арбузовская студия» фактически распалась, и Плучек в 1942-м был приглашен на должность главы Драматического театра Северного флота в Полярном. Уже после капитуляции гитлеровских войск режиссер ненадолго возглавил Московский гастрольный театр при Всероссийском театральном обществе, однако не проработал на этом посту и пяти лет, став жертвой так называемой «борьбы с космополитизмом».

Именно это увольнение стало поворотным для карьеры Плучека: временно безработного постановщика приютил Московский театр сатиры, которому тот впоследствии отдал полвека (при этом 43 года режиссер являлся его художественным руководителем).

В числе наиболее значимых работ Плучека выделяются такие постановки, как «Клоп», «Мистерия-Буфф», «Интервенция», «У времени в плену», «Женский монастырь» и, конечно же, «Безумный день, или Женитьба Фигаро», один из самых знаменитых спектаклей в истории СССР, главную роль в котором на протяжении долгих лет исполнял Андрей Миронов (более того — умер культовый актер, как известно, вскоре после выхода на сцену именно в этой постановке).

В 1999-м году, за несколько лет до кончины Плучека, в продажу поступила книга «Андрей Миронов и я» Татьяны Егоровой, бывшей артистки Театра сатиры. В «романе-исповеди» актриса среди прочих (пусть несколько завуалированно, используя прозвище) прошлась и по Плучеку, под руководством которого работала не один десяток лет. И произведение, надо сказать, изрядно подпортило репутацию режиссера.

«Власть уничтожала Чека (здесь и далее под Чеком подразумевается Плучек — «Газета.Ru») с каждым часом, с каждым годом, как компенсация приходило материальное благосостояние: огромная трехкомнатная квартира, ковры, старинная мебель – красное дерево, карельская береза, зеркала, люстры, все это заменило уходящих в дверь разум и душу. Чеком была разработана целая система манипуляции людьми. Власть его растлевала, и ему было обидно, что он растлевается, а остальные — нет, — писала Егорова. — И чтобы не чувствовать себя в одиночестве, он растлевал всех тех, кто находился рядом. Так было комфортнее. Для каждого артиста была создана своя тактика растления: у каждого было больное место».

Согласно артистке, одной из «тактик растления» Плучека — помимо доносов, подобострастия, подарков — был «блуд»: якобы некоторые актрисы добивались ролей, «расстегивая ширинку» режиссера.

Читайте также:  Бефстроганов из грудки курицы

«Растление блудом – намекнуть на роль, и артистки, толкаясь локтями, рвутся в кабинет, на четвертый этаж, расстегивать ширинку, до дивана аж не успевали добраться», — утверждала она.

Впоследствии Егорова рассказывала, что Плучек, ушедший из жизни в 2002-м, ознакомился с выдержками из ее книги, касавшимися его самого, — и якобы подтвердил достоверность приведенных женщиной фактов.

«Он был в санатории, и ему послали книгу, подчеркнув все места, касающиеся его. Плучек тогда не ходил, но — о, чудо! Великая сила искусства, он пришел в театр своими ногами. Плучек сказал актерам, с которыми репетировал: «А все, что написала Егорова в своей книге, — правда», — заверяла Татьяна в интервью Дмитрию Гордону.

В том же разговоре с журналистом она также заявила, что в свое время Плучек якобы домогался и ее саму: «Он был в меня влюблен до потери сознания. И вдруг — как на меня прыгнет! Как обезьяна на пальму. Вцепился, начал целовать меня в губы».

Справедливости ради, книгу Егоровой многие ее коллеги раскритиковали, намекнув на лживость некоторых приведенных в ней фактов. Сделал это, в частности, нынешний худрук Театра сатиры Александр Ширвиндт, сменивший на посту Плучека.

«Танька Егорова вообще удивительная фигура — эта книжка ведь столько шуму наделала. Я там и Мефистофель, и бабник, и у себя дома жену Плучека раздевал, — говорил народный артист РСФСР, комментируя касающиеся его главы. — Егорова — женщина талантливая, но больная, и полемизировать с ней очень трудно, потому что это клинический случай, хотя в то же время Танька — литератор».

В Москве на улице Большая Бронная расположен знаменитый дом-башня, в котором находится музей-квартира Валентина Николаевича Плучека. Об этом Полина Ступак и Марат Сафаров беседовали с младшим научным сотрудником музея Кристиной Ибрагим в программе "Культурное путешествие" на радио "Вести ФМ".

СТУПАК: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. В студии "Вести ФМ" Полина Ступак и мой собеседник, коллега Марат Сафаров — историк. Здравствуйте, Марат.

САФАРОВ: Здравствуйте, Полина.

СТУПАК: И это наша программа "Культурное путешествие". Но сегодня оно немножко в необычном формате. И мы решили выбрать для темы для нашей программы не какой-то город или страну, а мы решили поговорить об одном совершенно замечательном месте – о музее. А точнее даже, наверное, о личности – о знаменитом театральном режиссере XX века Валентине Николаевиче Плучеке. Дело в том, что в Москве на улице Большая Бронная расположен дом, знаменитый дом-башня, театральный дом, в котором находится, существует музей-квартира Валентина Николаевича Плучека. И в эти такие весенние дни, мне кажется, правильным будет для тех, кто остался в Москве, выбрать себе денек, время посетить это замечательное место. А экскурсию по этому музею, пусть и виртуально, мы пригласили провести сегодня совершенно очаровательную девушку – младшего научного сотрудника музея-квартиры Валентины Николаевича Плучека Кристину Ибрагим. Кристина, здравствуйте.

САФАРОВ: Здравствуйте, Кристина.

СТУПАК: Прежде всего мы хотим вас поблагодарить за то, что вы согласились принять участие в нашей программе.

ИБРАГИМ: И я вас за приглашение.

СТУПАК: И давайте, наверное, начнем с самого начала – вообще поговорить об этом доме. Потому что действительно в свое время, он в 70-х годах построен был, этот дом. И кто только там ни жил. Вы нам сейчас как раз расскажете.

Читайте также:  Вода с палочкой корицы

ИБРАГИМ: Я скажу несколько слов о судьбе музея в этом доме. Этот музей был передан Государственному центральному театральному музею имени Бахрушина Зинаидой Павловной Дмитриевой.

СТУПАК: Он является филиалом, да?

ИБРАГИМ: Это филиал, да-да, наш музей – это филиал бахрушинского. Это супруга Валентина Николаевича Плучека. Она пережила его на три года. Валентина Николаевича не стало в 2002-м, ее – в 2005-м. И она завещала музей, поскольку у них не было общих детей, завещала музей вот государству. И музейное пространство открылось для посетителей только спустя четыре года – в 2009 году.

СТУПАК: Музей самый молодой, наверное, из филиалов, да?

ИБРАГИМ: Не самый, не самый, но один из самых молодых и развивающихся, перспективных. И на самом деле музей, открывшийся в 2009 году, поначалу вызывал такое скептическое отношение у театралов, потому что думали: ну вот совсем маленькая квартирка. Вот Рихтера, музей Рихтера, который является филиалом Пушкинского музея, вот там, конечно, можно развернуться.

САФАРОВ: На последнем этаже вашего же дома.

ИБРАГИМ: Да, да, на 16 этаже, тремя этажами выше. Он, конечно, располагает большими возможностями, они могут приглашать и музыкантов. Но постепенно действительно Музей-квартира Плучека на культурной карте столицы стал завоевывать все больше внимания. И я думаю, что во многом это благодаря уникальному синтезу. Уникальный синтез советской архитектуры, вот экстерьера дома 1970 года, и нашего антикварного интерьера – по преимуществу наши комнаты обставлены мебелью XIX века. И мне кажется, что во многом именно благодаря этому наш музей в прошлом году попал в пятерку самых атмосферных музеев города Москвы по версии журнала AD Magazine (это архитектурный журнал).

СТУПАК: Известный, да.

ИБРАГИМ: И в том же 1970 году Валентин Николаевич Плучек поселяется с Зинаидой Павловной в этом доме. И Зинаида Павловна, которая всегда питала страсть к антикварной мебели, наконец нашла место, пространство для того, чтобы ее разместить в собственном уголке. Потому что до этого большая часть этой мебели хранилась в театре, в качестве реквизита использовалась. И только два потрясающих эрмитажных кресла, которые сейчас тоже находятся в нашей постоянной экспозиции, всегда были с ней.

Полностью слушайте в аудиофайле

Популярное

ВАСИЛИЙ ГЕНЕРАЛОВ: «Драйвером развития медицинских технологий является две вещи: это производители тяжелого медицинского оборудования и производители фармацевтических продуктов. Они и диктуют исследования, они имеют финансовый ресурс, для того чтобы эти свои программы предлагать потом врачам. И, конечно, вот эта интервенция идеологическая – она тормозит развитие настоящей медицины».

РОСТИСЛАВ ИЩЕНКО: «Затяжка со строительством «Северного потока-2» давала Украине хоть какую-то, но переговорную позицию в торговле по поводу газового транзита через неё. То есть по поводу продления контракта, подписания нового контракта или оформление взаимоотношений уже на условиях европейских стандартов, каковые обязательства Украина на себя взяла, но к чему пока не готова».

ЕВГЕНИЙ САТАНОВСКИЙ: «Все, что происходит с Польшей, Прибалтикой, Украиной, это превращение их в плацдарм завтрашний. Ну хорошо – послезавтрашний. Как получится. Война против России. Все».

Комментировать
5 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
Adblock detector